Прежде чем перейти к изложению событий, связанных с разработкой операции Третьего Рейха по захвату Гибралтара, надо упомянуть некоторые важные моменты, которые случились годом ранее.

1 апреля 1939-го года в Испании закончилась Гражданская Война. Республиканское Правительство было низложено. А уже в августе этого же года, Франциско Франко утверждает разработанный в Главном Штабе Вооруженных Сил план отвоевания Гибралтара у англичан - «Операцию С».

Для этого на 120-километровом участке южного побережья Испании началось возведение 500 бункеров ( из них до наших дней сохранилось 248 ) для 200 орудийных позиций.

План «Операции С» подразумевал подавление тяжелой стационарной артиллерии Гибралтара ( состоящей из 12-ти 305-мм орудий, 9-ти 225-мм орудий и 19-ти 152-мм орудий) силами 236-ти крупнокалиберных орудий, расположенных по всему испанскому побережью залива.

А также подавление ПВО Гибралтара силами еще 416-ти орудий различного калибра.

Бреши в фортификационных укреплениях Гибралтара должны были проделать еще 170 крупнокалиберных орудий. Авиация, состоящая из 80 бомбардировщиков, которые должны были проводить дневные бомбометания и 20 бомбардировщиков ночной авиации, должна была обеспечить уничтожение тех целей, которые находились вне зоны обстрела береговой артиллерии. После огневой подготовки в боевое соприкосновение с противником должна была вступить пехота при поддержке танков. План «Б» состоял в переходе к осаде, в случае провала наступления.

Но потом была дата 1 сентября 1939-го года. Она разделила Мир на До и После.

После оккупации большей части Европы, на континенте у Гитлера остался только один противник -Великобритания. Так родился план «Операция Морской Лев» по высадке десанта на Британские Острова. Но нужно было что-то делать с британскими ВВС и ВМФ. Иначе план этот грозил потерями в 1 млн человек. Крупные соединения морских сил больше маневрировали, чем сражались. Над дорогостоящими линкорами тряслись, не рискуя ими, оба противника. Как следствие — угроза со стороны британских ВМФ не была ликвидирована. Авиация Геринга несла серьезные потери в массированных воздушных налетах на южную оконечность Англии. Обеспечить доминирование в воздухе для прикрытия десанта, она не могла.

Геринг подал Гитлеру мысль подойти к разгрому Великобритании с другого конца — со Средиземноморского театра военных действий. Захватить Гибралтарский и Суэцкий каналы и отрезать Англию от своих колоний ( и поставок из них) в Индии и Ближнем Востоке. Эту идею поддержали Йодль, Кейтель и Гудериан. Так родилась «Операция Феникс».

В июле 1940-го года в Испанию прибывает шеф АБВЕРА адмирал Вильгельм Канарис, чтобы провести рекогносцировку в районе Гибралтара и оценить состояние его укреплений и, как следствие, рассчитать те силы, которые необходимо будет выделить на его захват.

И тут надо снова отвлечься от основной линии этой темы и поразмышлять вот о чем:

С одной стороны, Канарис понимает важность стратегического положения Гибралтара. И то, что Гибралтар очень сильно укреплен. Там держат боевые позиции 30 тысяч солдат и военных моряков. Гибралтар ощетинился крупнокалиберными и зенитными орудиями. Десятки километров туннелей в толще его скалы надежно защищают 16000 человек, которые держат там огневые позиции. Сотни огневых гнезд, дотов и капониров пулеметы и орудия которых направлены в сторону моря и в сторону узкого сухопутного перешейка — границе с Испанией.

С другой стороны, Канарис возглавлял неформальную оппозицию Гитлеру в среде высшего командного состава и не разделял идей NSDAP. А еще, надо было заручиться поддержкой и согласием Испании на проведение этой сухопутной, в принципе, операции.

Что же делает Канарис? В приватной беседе с Франко он отговаривает его от вступления в войну и выражает сомнения (!!!) в том, что Германия выйдет победительницей в этой войне.

А потом была встреча Гитлера и Франко на испано-французской границе, на полустанке Гендайя, 23 октября 1940-го года. Два лидера встретились с глазу на глаз впервые. До этого встречи проходили между доверенными лицами обоих — Иоахимом фон Риббентропом с одной стороны и Рамоном Серрано Сунер - с другой стороны .

На встрече в Гендайе каждый из лидеров говорил о своем, не слыша другого. Гитлер - о том, что если бы Германия не предоставила Испании транспортные Юнкерсы для переброски в метрополию 20-тысячного Экспедиционного Корпуса и 12-тысячного Легиона, примкнувших к путчу 18-го июля 1936-го года, то не было бы сейчас Испании Франко. А Франко рассуждал о военном факторе Британского Флота и разрушенной Гражданской Войной экономике. Гитлер — об уникальной возможности отобрать у англичан Гибралтар, примкнув к оси Токио-Рим-Берлин. А Франко - о том, что этого маловато и хорошо бы добавить к обещанному Гибралтару колонии Франции в Алжире, Марокко и Камеруне.

Уступая нажиму Гитлера, Франко пообещал вступить в войну, как только Испания будет к этому готова. Но было очевидно, что принципиальных договоренностей добиться не удалось. Ну что тут сказать? Заочно, у них сложилось о друг друге мнение намного более положительное ( особенно у Франко — о Гитлере), чем при личной встрече. Та встреча - первая и последняя — разочаровала их обоих.

И тем не менее, Гитлер 12 ноября дает указание готовиться к проведению «Операции Феникс» ( Директива номер 18). Командование операцией поручалось маршалу Вальтеру фон Рейхенау.

Операция должна была быть проведена силами Первой Горнострелковой Дивизии под командованием генерала Людвига Кюблера. Для этого горные стрелки проводили учения во французском регионе Besançon, где было много похожих на Гибралтар гор.

А еще одно соединение, в составе 16-й мотопехотной дивизии, 16-й танковой дивизии и 3-й танковой дивизии СС « Totenkopf » должны были выдвинуться к Вальядолиду, Касаресу и Севилье, соответственно, и занять там позиции для отражения возможного удара со стороны англо-американских союзников из Португалии.

Операция должна была развиваться при поддержке авиации: истребителей Messerschmitt Bf 109 , бомбардировщиков Junkers Ju 88 и пикирующих бомбардировщиков Junkers Ju 87 Stukas. Гибралтарский Пролив должны были перекрыть подлодки адмирала Карла Дёница. Это далеко не полный перечень сил и средств, которые планировалось задействовать в этой операции. Можно также упомянуть, что в плане было несколько специальных разведывательных и диверсионных групп в штатском, для разведки и нейтрализации британских наблюдателей, специальные роботы на гусеничном ходу ( мини-танкетки с дистанционным управлением), несущие на себе тротиловые заряды.

Дело оставалось за малым — заручиться согласием Франко на проведение этой операции. А это, по сути, согласие на вступление в войну на стороне Оси.

Но даже после провала его ожиданий от встречи в Гендайе Гитлер не оставил надежды реализовать этот план.

14-го ноября, в Королевском Дворце Эль Пардо, в присутствии Франко, прошло очень важное совещание Главного Штаба Армии. Командующий ВМФ адмирал Сальвадор Морено представил доклад Начальника Оперативного Отдела ВМФ Луиса Бланко Каррера о том, что Испания полностью зависит от снабжения морем пшеницей, горючим и нефтью. И если вступит в войну, Великобритания тут же устроит морскую блокаду подвоза этих жизненно необходимых для страны поставок. А еще не исключалось, что англо-американские войска могут вторгнуться в Испанию со стороны Португалии. Путь снабжения через Пиренеи не мог обеспечить такой объем поставок. Да и сама Германия, могла ли взять на себя бремя снабжения целой страны?

Министр Иностранных Дел Испании Рамон Серрано Сунер был ознакомлен с докладом, представленным Карреро Бланко и поэтому был убежден в том, что Испании ни в коем случае нельзя вступать в войну.

По просьбе немецкой стороны ( Иоахима фон Риббентропа) 19 ноября в альпийскую ставку Гитлера Berchtesgarden прибывает Рамон Серрано Сунер. Встреча проходила в присутствии Гитлера, Гиммлера, немецких генералов Йодля и Кейтеля, а также испанских генералов Антонио Сагардия Рамос и Эухениео Эспиноза. Эта встреча представляла собой ультиматум Гитлера Франко. Мало кто из тогдашних лидеров европейских стран мог сказать «нет» Гитлеру. Однако, Гитлер так и не смог добиться от испанца обещания вступить в войну. Рамон Серрано Сунер излагал перед Фюрером те доводы, что были приведены в докладе Луиса Бланко Каррера.

Впоследствии, испанский Министр Иностранных Дел вспоминал: «Гитлер предложил мне вопрос: « Господин Серрано, что сделает испанский народ, если мои войска войдут на территорию Испании?» Серрано пишет, что почувствовал ужас при этих словах. Вероятность вторжения была высока, как никогда. Он ответил: « Мой Фюрер, в этом предполагаемом случае, народ Испании уйдет в горы, ни минуты не раздумывая. Как это было в случае с Наполеоном. И не забудьте, чем стала война с Испанией для Императора французов».

За день до этой встречи, 18 ноября, Гитлер подписал Директиву номер 21, в которой приказывалось начать подготовку вторжения в СССР весной 1941-го года.

6 января Фюрер пишет резкое письмо Франко, упрекая его в том, что тот не желает помочь Германии и Италии «...в их решительной борьбе по спасению Испании».

Эти дни были ключевыми в судьбе противостояния Германии и Великобритании. Если бы Испания вступила в войну, то Гибралтар был бы взят и Великобритания потеряла бы свои позиции в Северной Африке. А это привело бы к потере ею снабжения с нефтяных месторождений на Ближнем Востоке.

Январь 1940-го года был точкой невозврата в возможности реализовать «Операцию Феликс». Иначе, задействованные в ней силы не смогли бы принять участие в плане «Барбаросса». А этого Гитлер не мог себе позволить. И о плане «Операция Феликс» пришлось забыть.

Только по окончании Второй Мировой Войны стало известно о том, что англичане готовились принять свои меры в случае вступления Испании в войну ( приказ Британского Адмиралтейства от 22 июля 1940-го года). И эти меры не сулили Испании ничего хорошего. Могущественный британский флот атаковал бы ключевые порты Испании, такие как Кадис, Виго, Ферроль. Именно в этих портах немецкие субмарины пополняли свои запасы продовольствия, воды и боеприпасов. Другие северо-западные порты Испании планировалось заминировать. Были бы оккупированы Канары.

Англичане трезво оценивали угрозы и готовились к ним. Рассекреченные в 2013-м году документы МИ6 указывают на то, что приказами Черчилля генералам из ближайшего окружения Каудилью было выплачено около 200 миллионов долларов для того , чтобы они оказывали соответствующее интересам Великобритании давление на Франко.

Заказанное на заводах Круппа для разрушения Гибралтара 807-миллиметровое сверхорудие «Дора» так никогда и не выстрелило по этой скале, над которой все еще гордо развивается британский Юнион Джек.

 

Комментарии

comments