Tags: , , , , , ,

Эта трагедия случилась ровно 80 лет назад. Погибли испанские моряки, подводники-республиканцы.

Подводная лодка С3 в порту Картахены
После окончания Второй Мировой Войны французский офицер, капитан Claude Houan нашел в архивах ВМФ Германии - Крайгсмарине (Kriegsmarine) документы, имеющие отношение к операции «Урсула», которые приоткрыли завесу тайны гибели республиканской подводной лодки С3 в декабре 1936-го года.
После начала мятежа 17-го июля 1936-го года, большая часть испанского военно-морского флота осталась верна законному правительству, что позволило держать под контролем те боевые соединения кораблей, которыми располагали восставшие. ВМФ республиканцев, базирующийся в Картахене, держал под контролем морские коммуникации Средиземноморья и Гибралтарский Пролив (посредством своего авангарда в Малаге). Корабли, перешедшие на сторону бунтовщиков были заперты в портах Испанского Протектората Марокко.
Именно поэтому, бывший представитель ВМФ Испании во Франции, Артуро Хенова ( Arturo Génova), побывав в Берлине, Лиссабоне и Риме, предпринял ряд встреч с высокопоставленными немецкими военными, такими как адмирал Вильгельм Канарис ( Wilhelm Canaris) и гроссадмирал Редер (Raeder). Его целью было заручиться поддержкой идейных союзников – Италии и Германии. Редер был против того, чтобы предоставить две субмарины (как того запрашивал Артуро Хенова) для борьбы с республиканскими надводными кораблями. Германия в те годы находилась в процессе быстрого и мощного перевооружения, нарушая тем самым мирные договоры 1919-го года. Ей было не выгодно привлекать внимание мировой общественности к массовому производству современнейших субмарин (согласно Версальскому Договору Германия не имела права строить новые боевые корабли).
Но после встречи Гитлера и министра иностранных дел Италии графа Циано, состоявшейся в рамках создания оси Берлин-Рим, было решено предоставить в распоряжение генерала Хосе Санхурхо (номинальному главе заговора 1936-го года) четыре субмарины (по две от каждой из стран). 2 ноября 1936 года Крайгсмарине осуществила планирование этой операции, в которой предполагалось задействовать две немецкие субмарины – U33 и U34 проекта VIIa, сошедших со стапелей годом ранее. Командирами этих субмарин, носящих названия Тритон и Посейдон, соответственно, стали капитан-лейтенант Курт Фрейвальд (Kurt Freiwald) и Гаральд Гроссе ( Harald Grosse). Операция получила название “Ursula” – по имени дочери адмирала Карла Дёница(Karl Dönitz )– командующего подводным флотом Германии.
21 ноября субмарины вышли со своей базы и направились в Средиземное Море. С корпусов субмарин были стерты все номера и опознавательные знаки, с боевых рубок были сняты флаги, экипаж был переодет в неопознаваемую униформу и с него была взята клятва о пожизненном сохранении тайны этой операции. В случае, если бы одна из субмарин была бы обнаружена, она должна была незамедлительно вернуться на свою базу. Риск международного скандала при рассекречивании данной операции был очень велик.
30 ноября немецкие субмарины прибыли на место своего боевого патрулирования, сменив там две итальянские подлодки. U33 должна была дежурить в водах в районе между Кабо де Палос и Кабо де Нао, а U34 - в районе от Кабо де Палос до Картахены.

Немецкая подводная лодка U33

Немецкая поводная лодка U34
В период своего боевого дежурства с 1 по 11 декабря, субмарины неоднократно встречали потенциальные цели своего противника – корабли флота республиканцев. Но атаки либо срывались из-за грамотных маневров испанских или британских эсминцев, либо из-за промахов при торпедировании.Субмарины не смогли потопить ни одного боевого корабля противника. Это был провал всей операции.
11 декабря субмарины покинули районы своей дислокации и отправились назад, по направлению к порту своего базирования – Вильгельмшавен (Wilhelmshaven). Днем 12-го декабря субмарина U34 находилась в водах Малаги и обнаружила республиканскую подлодку С3 в надводном положении в 800-х метрах от берега. С3 имела приказ патрулировать побережье в районе Малаги. Экипаж лодки находился на отдыхе и несколько человек расположились на площадках ее корпуса и на внешней площадке боевого мостика рубки. Матросы Исидоро де ла Орден Ибанес ( Isidoro de la Orden Ibáñez ) и Асенсио Лидон Хименес ( Asensio Lidón Jiménez ) поднялись на палубу выбросить за борт остатки обеда. Лейтенант Антонио Арбона ( Antonio Arbona) и капитан ( второй помощник капитана субмарины) Агустин Гарсия Виняс ( Agustín García Viñas) беседовали о чем-то на мостике. Франциско Фуэнтес ( Francisco Fuentes) – наблюдатель, осматривал горизонт. Море было спокойно, вдали виднелись два рыболовецких суденышка и катер береговой охраны.
Командир немецкой U34 скомандовал готовность к запуску торпеды. И тут риск был велик: средь бела дня, так близко от берега атаковать противника было очень рискованно в плане обнаружения своей позиции. Единственная выпущенная U34 торпеда попала в корпус С3. Взрывной волной все те, кто находился снаружи на корпусе лодки, были сброшены в море и оттуда могли наблюдать как корпус разломило пополам, и в турбулентных потоках воды, пены и газов из машинных отсеков, ушли ко дну 37 из 40 членов экипажа. Оставшихся в живых трех членов экипажа подобрало судно плавучего госпиталя Artabro.

Экипаж подводной лодки С3
Субмарина U34 послала в штаб донесение:
« В 14.19 мы потопили подлодку класса С вблизи от Малаги. В Малагском Заливе в тот момент находился британский эсминец НО».
15 декабря немецкие подлодки причалили у пирсов своей базы. А в 1939-м году сам Адольф Гитлер наградил членов экипажа этих подлодок орденом « Золотой Испанский Крест» - такой наградой награждали немецких участников боевых действий в Испании.
Позднее, франкистский режим пытался замолчать факт гибели испанской подлодки от торпеды иностранного производства. И даже утаить факт затопления подлодки как таковой, выдавая приобретенные в Италии подлодки за испанские, те, что были потоплены или исчезли безвести во время Гражданской Войны.
Операция «Урсула» не имела дальнейшего продолжения т.к. немецкое и итальянское командование договорились о разграничении сфер влияния в боевых операциях. Для Германии театром боевых действий флота стала Атлантика, а для флота Италии – Средиземное Море.
Но, т.к. Германия официально соблюдала нейтралитет в испанской Гражданской Войне, гибель экипажа подлодки С3 можно было бы рассматривать как Военное Преступление.
В эти дни, когда исполняется ровно 80 лет с того трагического дня, можно и нужно вспомнить моряков-республиканцев, погибших в тот день 12-го декабря 1936-го года. Можно и нужно вспомнить всех погибших в той войне. Ведь каждый из них отважно сражался за свою (!) Испанию.

Подводная лодка С3

Подводники-республиканцы.

 

Комментарии

comments

Самые популярные блоги