Tags: , , , , , , , , ,


Самыми кровопролитными днями испанской Гражданской Войны стали те февральские дни 1937-го года: на дороге, ведущей из Малаги в Альмерию были уничтожены около 5000 беженцев. Это вошло в историю Испании, как Десбанда.

После военного переворота 18-го июля 1936-го года в Малаге начались волнения. Так молодежь из коммунистических и анархических ячеек выражала свое возмущение происходящими в стране событиями. Да и в массе своей малагцы остались верны законному республиканскому правительству. После молниеносного захвата большей части Андалусии войсками восставших, Малага оказалась в окружении враждебных ей сил. Малага – город фабричных рабочих, не собирался сдаваться. Шла запись в ополчение.

Добровольцы
17 января 1937-го года началась военная кампания по осаде города. Силы осажденных и войск восставших были явно не равны. В Малаге не было ни одной воинской части – только 12 тысяч ополченцев из боевых дружин профсоюза анархистов CNT и Коммунистической Партии Испании. Мало у кого из них был боевой опыт. Из оружия было 8000 винтовок и 16 орудий. Мало снарядов и патронов. Командовал обороной города полковник Хосе Вильяльба Рубио, при котором находился советский военный советник с псевдонимом Кремень. Полковник Рубио находился в натянутых отношениях как с советским офицером-советником, так и со своими непосредственными командирами – командующим войсками Республиканской Армии Юга Фернандо Мартинесом Монде , Начальником Генерального Штаба Торибио Мартинесом Кабрера, а также с Военным Министром Франциско Ларго Кабальеро. Судя по словам Военного Министра: « Ни одной винтовки, ни одного патрона больше для Малаги», на помощь от республиканского правительства рассчитывать не приходилось.

Франкистские войска перед началом осады Малаги
Против немногочисленных, плохо вооруженных, но полных боевого духа защитников города противостояли силы итальянской бронетанковой дивизии Corpo Truppe Volontarie, под командованием полковника Марио Роатта (9 батальонов -10000 человек) и воинские части под командованием полковника Франциско де Борбон и ла Торре, герцога Севильского (кузен короля Альфонсо Тринадцатого) - 15000 человек. Кроме того, с воздуха удары по городу наносила авиация в количестве более 100 итальянских самолетов, а с моря акваторию контролировали три крейсера – «Канарияс», «Балеарес» и «Адмирал Сервера».

Франкистские войска под Малагой
3 февраля начался штурм города. Итальянцы наступали с северо-восточного направления. Войска восставших – от Ронды и Эстепоны. В рядах восставших были опытные, побывавшие в боях части Экспедиционного Корпуса, а также наемники Легиона. Командующим Южным Фронтом восставших был генерал Кейпо де Льяно.
Сопротивление ополченцев было ожесточенным, но полковник Вильяльба скомандовал отход, считая сражение уже проигранным. В городе началась паника. Когда 6 февраля итальянские части подошли вплотную к пригородам Малаги, из города началось повальное бегство мирного населения. К тому времени в городе скопилось немало беженцев из Севильи, Кордобы и Кадиса. Малагцы не могли приютить всех нуждающихся. Многие вынуждены были жить прямо на улице.
Единственный путь, оставшийся свободным, была дорога на Альмерию. По ней устремились из города более 150 тысяч человек.

Обстрел Малаги
7 февраля части итальянской дивизии вошли в город. На следующий день - 8 февраля- в Малагу вошли части путчистов. В городе начался террор. Капитан Фернандо Гарсия Альтед и Карлос Ариас Наварро, прозванный Малагским Мясником, начали массовые казни. Было расстреляно около 5000 человек. Все они похоронены в братских могилах на кладбище Сан Рафаэль.
В этот же день авиация начала наносить удары с воздуха по растянувшейся на многие километры толпе беженцев – детей, женщин, стариков. Среди них не было ни одного вооруженного человека! 33 истребителя и 34 бомбардировщика раз за разом, в течении четырех дней , заходили на бомбометание по бегущим в Альмерию гражданским беженцам. С моря тяжелые крейсеры «Балеарес», «Канарияс» и «Адмирал Сервера» из тяжелой артиллерии утюжили узкую старую дорогу, наполненную обезумевшим от страха рабочим людом. Осколки снарядов, осколки камней от скал, которые дробили снаряды, авиабомбы –все это обрушилось на бегущих. Кругом была только кровь, лежащие ничком трупы и бегающие в поисках своих родных окровавленные женщины и дети.

Генерал Кейпо де Льяно сказал своим офицерам: «Три четверти часа назад наши летчики доложили мне о скоплении людей, бегущих изо всех сил по направлению к Мотрилю. Чтобы сопроводить их и заставить их бежать еще быстрее, мы отправили туда нашу авиацию».
А позже была попытка скрыть и замолчать эту трагедию. Но присутствие в колонне беженцев репортеров газет “TheTimes” и “Manchester Guardian”, а также добровольческой скорой помощи канадского доктора Нормана Бетюна, помешало этому.
Всему происходящему были свидетелями члены команды доктора Нормана Т. Уорслей, Х. Соренсен и Х. Сизен.
« Дорога была заполнена беженцами. И чем дальше мы проезжали, тем хуже была обстановка. Кто-то имел резиновую обувь. Но большинство были босы, с замотанными в тряпки ногами. Почти все имели ноги сбитые в кровь. На 150 километров растянулась вереница отчаявшихся людей. Голодных, полураздетых...Мы решили взять к нам в грузовик детей (старенький грузовичок Рено, на котором бригада доктора Нормана спасала людей, оказывая раненым первую помощь. Так было спасено около 200 человек раненых).И мы тут же оказались в кругу кричащих, плачащих, молящих нас женщин, протягивающих нам своих малышей» - рассказывает помощник доктора Бетюна Томас Уорслей, ставший впоследствии писателем.

Доктор Норман Бетюн рядом со своей машиной Скорой Помощи


Одним из таких детей была Наталия Монтасароа. Вот как она вспоминает эти дни:
«Мы вышли из Малаги 7-го числа, в десять вечера. Нам было очень страшно, так как мы слышали по радио угрозы Кейпо де Льяно... Дорога была заполнена людьми. Никогда не забуду женщину с маленьким ребенком на руках. Крейсер выстрелил и снаряд попал в скалы. Осколки разлетелись и попали женщине в лицо. Женщина погибла. А ребенок у нее на руках остался цел.»
Многие предпочитали покончить с собой, но не попасть в руки путчистов. На дороге было много повесившихся и застрелившихся. Целые семьи. Позднее, журналист Алехандро Торрус собирал свидетельства очевидцев. Хуан Конехеро Пелаэс рассказывал, что видел младенца, сосущего материнскую грудь, в то время как мать его была уже мертва....
Вспоминает Сальвадор Гусман ( в то время – ребенок):
« Первое, что я увидел, покинув Малагу, это то, как мужчина, глава целой семьи, застрелил своих двух дочерей, потом свою жену, потом застрелился сам. Это были первые мертвые, которых я видел в своей жизни. К сожалению, не последние».

Целых четыре бесконечных дня, на дороге, по которой беженцы должны были пройти путь в 200 километров до Альмерии, происходила эта бойня.
В госпиталь Альмерии поступило с ранениями 1700 семей. Те, кто уцелел в этом аду, попали под бомбежки уже в Альмерии. И новые смерти среди выживших с таким трудом!
Сколько же человек погибло в те страшные дни? Этого никто не знает. Многих погибших хоронили родные прямо у дороги. Многие трупы смыло в море. А были и такие , кто дошел до Альмерии, но... дошел из последних сил и умер прямо в городе от ран и истощения.
Спасшихся ждала дорога на чужбину. Кто-то остался в Валенсии, в Каталонии, а кто-то бежал дальше, во Францию. 2895 детей в 1937-38 годах республиканцы переправили в Советский Союз.
При Франко эта тема была под запретом в Испании, но после его смерти стало возможным вернутся к ней. Стало возможным вспомнить всех тех, кто помогал раненым и беженцам , облегчая их страдания. Это и канадец доктор Норман Бетюн со своими соотечественниками – в их честь в Малаге названа улица – Пасео де лос Канадиенсес. Это работники международного Красного Креста Тина Модотти и Матильде Ланда. У старой дороги на Альмерию, у города Торре дель Мар установили памятную доску.
И все малагцы, и все жители Испании должны знать о тех событиях далекого 1937-го года. Знать и помнить.

Республиканцы перед отправкой на фронт. 1936 год

Солдаты-республиканы на фронте.

 

Комментарии

comments

Самые популярные блоги